Previous Entry Share Next Entry
Кто ответит за базар?
bobby_mugabe
Если представить себе политическую карту мира как глобальный футбольный рынок в виде здания настоящего колхозного рынка советских времен, то мы получим весьма и весьма интересную картину.
Одна тонкость: продавать и покупать здесь будут не овощи-фрукты-прочие продукты (с).
Здесь будет самый большой рынок работорговли (зачеркнуто) сбыта самого высокооплачиваемого людского труда – а именно, умения играть в футбол.
Главное – не зашориваться, включить воображение, настроить чувство юмора, и забыть обо всех принятых условностях – только тогда словим гарантированные лулзы от того паноптикума, на который мы взираем каждый божий день немного под другим углом.
Итак, представьте…

Каждая футбольная страна занимает на этом рынке строго определенные места, качественно и количественно определяемые в зависимости от населения, территории и взносов в ФИФА и УЕФА, представительства клубов в различных турнирах и еще нескольких менее важных определяющих факторов типа «авторитетности в связи с выигранными титулами» (если хотите, «голубых яиц» по терминологии Навоши-Гилева).
Ну и, соответственно, на этом рынке царят свои законы и порядки, нарушать которые «все равно что плевать против ветра» (с), именно поэтому появление каждой новой переменной в давно сложившемся консервативном уравнении сродни настоящему шоку.
Но, так или иначе, время от времени кто-то из маргиналов начинает вести себя несколько не так, как принято в вязкой реальности (хотя, вполне может быть, и Нереальности) ФИФА и УЕФА. И вот тогда на рынке начинается полный шухер и атас.

Естественно, весь наглухо затонированный и зарешеченный второй этаж с отдельным входом и кучей банкоматов занимают два Биг Босса – Блаттер и Платини. Из-за того, что надо поддерживать видимость демократии и прозрачность деятельности их организаций, бронированная банковская дверь в святая святых всегда приоткрыта, но только чуть-чуть: ровно настолько, чтобы внизу могли слышать властные директивы о борьбе с расизмом, жаркие споры о видеоповторах и финансовом фэйр-плэй, и отчетливо различать шелест бумаг, ассоциирующихся с купюрами различных резервных валют самого высокого достоинства.

Первый этаж, центральные ряды - прямо под резиденцией Биг Боссов, занимает благообразная Европа, где с утра до вечера пьют кофе, улыбаются, тихим голосом произносят некие фамилии, раскланиваются друг перед другом, снимая аристократичные цилиндры и котелки, и учтиво расписываются в платежных ведомостях разные толстопузые дяди (и иногда – стройные благообразные тети). Есть, правда, один уголок с хамоном столетней выдержки, откуда то и дело раздаются истеричные вопли на кастильском и каталонском, изредка разбавляемые одинокими выкриками на португальском: «PORQUE???»
Немного правее центра – некое подобие поля для гольфа, с лунками и флажками, но где на породистых лошадях две группы представительных персон в запыленных ковбойских шляпах и белоснежных шейховских одеяниях всем скопом гоняют по площадке измученных людей среднего возраста, похожих на Бекхэма, Анри, Батистуту, и других «героев вчерашних дней». При этом стоит несмолкаемый гвалт на дикой смеси американского английского и арабского с фарси.

Чуть поодаль – группа кустов коки, среди которых угадываются лица с орлиными профилями и цепкими взглядами, смотрящими, как увлеченно танцуют самбу улыбчивые парни в желто-зеленой форме, и НЕ танцуют неулыбчивые парни в бело-голубой. Над самбодромом, подобно Богу, парит Марадона - с джойнтом в правой руке и планом футбольного рынка в левой. Сам Марадона пытается найти на плане Австралию с Океанией, но ему что-то мешает: то ли джойнт в правой руке, то ли пристальные взгляды из дальнего павильона.
А из дальнего (и явно перенаселенного) павильона с пометкой « на Марадону и кусты коки обращены взгляды трех миллиардов внешне беспристрастных плоских физиономий. Но мы-то знаем, какие шекспировские страсти бушуют в сердцах и умах этих суровых потомков самураев, адептов учения сикхов, и монахов Шаолиня…

Прямо на полпути из Шаолиня к кустам коки находится огромный баобаб, под которым рослые мускулистые колдуны эбенового цвета творят разные малопонятные вещи, очень похожие на ритуалы Вуду, и то и дело по мобильным телефонам на невероятном миксе французского и суахили интересуются у Биг Боссов, прибыл ли к ним курьер с дензнаками, и когда же наконец Африка получит еще одно место на ЧМ.

Ну а вплотную к перенаселенному павильону примыкает голая незаасфальтированная земля, на которой стоит несколько кособоких расстекленных ларьков, из которых то и дело вразвалочку ходят туда-сюда нетрезвые медведи с балалайками наперевес, охраняющие покой веселого человечка на трибуне, как заклинание, произносящего одну и туже фразу на непонятном внеземном диалекте: «Лец ми спик фром май харт…Лец ми спик фром май харт…»
Когда медведи вдруг встают на задние лапы и начинают сумбурно махать балалайками, на ларьки сразу же обращаются взгляды всех участников процесса, и футбольные агенты, в огромном количестве (и очень резво!) снующие между павильонами, площадками и кустами, сразу дают «отбой» всем прежним договоренностям, и устремляются в едином порыве туда – на Восток. И даже бронированная дверь резиденции Биг Боссов открывается нараспашку, и несущиеся оттуда парадные декламации про финансовый фэйр-плей сменяются победными реляциями о трех трансферных окнах.

И вот тут-то привычную (и, в общем-то, сбалансированную) картину рынка сменяют несколько персонажей, появляющихся из самого дальнего и покосившегося ларька: в тренировочных костюмах, громко слушающие «Лезгинку» из мобильного телефона, и выкрикивающие время от времени одно-два, а то и три- четыре имени с непередаваемым кауказским акцэнтом: «Робэрто Карьлос! Жиркоу! Это-О! Оршавэен! Погрэбняк, Паулучэнко! Габулоу, Колодын! Элано, Тимашук, Лазоуич! Эээээ!!!»
Гортанные крики и толстые пачки ассигнаций, как магнитом, притягивают взгляды абсолютно всех действующих лиц, даже Марадона забывает о джойнте с планом, плотно зависает и заинтересованно взирает на происходящее совсем другими глазами.

…И только веселый человечек на трибуне, охраняемый нетрезвыми медведями, заученно твердит одно и то же: «Лец ми спик фром май харт… Лец ми спик фром май харт…»
И в самом деле: какая разница, насколько быстро цивилизованный (хотя и коррумпированный, чего греха таить) по сути, рынок, превратится в неконтролируемый и необратимый базар – если у тебя все дела - на мази, на счетах в швейцарских банках – нехилый аккредитив, на сердце – легкая печаль по временам Гуса Хиддинка и ванкуверской Олимпиады, а на уме – только заботы о возрождении Футбола?

Не о том мысли этого человечка. Ой, не о том…
Нельзя изменить законы истории, но можно исправить некоторые человеческие ошибки. Эти ошибки даже дОлжно исправлять. Ибо феодализм в футболе и без того достаточно грязен.
И если еще совсем недавно было вот так:





…То очень скоро может стать вот так:




Но человечку, видимо, нет дела ни до феодализма, ни до футбола.

Он – глянь-ка – все о России-Матушке печется.

Отдохнуть бы тебе надо, Виталий Леонтьевич. От забот праведных.
И Сергея Александровича забирай.
От базара подальше.
И от греха…

  • 1
чот я все проебал.

  • 1
?

Log in